Элина Эллис: «Я иногда до пяти утра рисовала, а в восемь шла на работу»

Элина Эллис — художник-иллюстратор, живет и работает в Кембридже (Великобритания), автор популярного в рунете флешмоба-марафона для рисующих “День крокодила”.  Мы пообщались с Элиной о творчестве и вдохновении, о том, сколько  часов уходит на работу и как успеть все, о том, нужно ли иллюстратору профессиональное образование и о многих других вещах.

Как все началось — я имею в виду момент появления творчества в вашей жизни? Помните свой первый рисунок?

— Творчество в моей жизни было всегда. Я рисовала с детства. Меня даже отдали в художественную школу в 6 лет, но я там продержалась очень недолго. Мне однозначно не понравилось рисовать под линеечку конусы и кубики. Меня наша система образовательная, особенно в искусстве, где шаг вправо и шаг влево — расстрел, напрягала с детства. Это было не мое. Так что в 7 лет мое художественное образование закончилось. Но я с удовольствием продолжала рисовать всю свою школьную жизнь. Мои одноклассники до сих пор  выставляют в соцсетях мои рисунки, которые я еще в 10-12 лет создала.

Как относились родители к вашему увлечению? Поддерживали?

— Мое рисование никто никогда не воспринимал всерьез. Я хорошо училась, занималась художественной гимнастикой — была куча других направлений, а рисование просто было одним из увлечений. Но у меня папа хорошо рисовал. Он тоже самоучка, и у нас в доме всегда было много арт-книг на самые разные темы, я в принципе на них выросла. И все свои рисунки я всегда показывала родителям — папа был главный критик. И я никогда не обижалась на его слова, пусть иногда и суровые. Это была такая традиция. Разумеется, родители меня всячески поощряли, но никто не предполагал, что мое увлечение во что-то может перерасти, и я в том числе.

Знаю, что уже в школе проиллюстрировали книгу. Как это было? Что была за книга? Как решились?

— До книги я рисовала картинки в газеты. Рекламу к каким-то объявлениям, картинки к анекдотам… Разумеется, это было бесплатно, у нас детский труд не очень ценится. Считалось, что то, что картинки печатают — уже хорошо. У редактора газеты был знакомый в издательстве… Я, правда, уже не помню его названия. Мне тогда было 15. Я показала рисунки — и мне сказали, что вот текст, иллюстрируй. Я проиллюстрировала эту книжку со стихами. Отнесла… Но у меня был контакт только одного человека, и как-то я пришла в это издательство, а мне сказали, что он там больше не работает. То есть он ушел со всеми моими рисунками, обо мне больше никто ничего не знал — и на этом все дело закончилось. И тогда я подумала: иллюстрация не для меня. Мне надо как-то на жизнь зарабатывать, я это слишком ненадежный бизнес.

Сейчас, оглядываясь назад, как оцениваете тогдашний свой уровень?

— Это небо и земля, это нельзя сравнивать. Тогда это были детские наивные рисуночки, от души. Я не могу сказать, что они были плохие — они были неплохие. Но сейчас я рисую гораздо лучше:) и могу с уверенностью назвать себя профессионалом. А тогда я была просто девочкой, которая что-то там рисовала.

Немного о жизненном пути после школы. Я знаю, у вас не было художественного образования. Как так получилось, что вы связали себя с этой сферой?

— У меня экономическое образование плюс я переводчик. Но сфера искусства меня преследовала всегда. Когда я жила в Запорожье, была подмастерьем у архитектора-интерьерного дизайнера, и он еще был художником по совместительству. Он меня заставлял очень много рисовать. Потом я работала на радио — у меня была своя маленькая передача. Потом на телевидении была офис-менеджером, но параллельно участвовала во всяких проектах… То есть творчество всегда было рядышком. Но я никогда не воспринимала его серьезно — просто пробовала себя. Я собиралась быть профессиональным экономистом и целенаправленно к этому шла. Были периоды, когда я годами не рисовала.

Я так понимаю, что уже после вашего переезда в Англию пошло сближение с искусством?

— Да, можно сказать, что судьба меня все-таки догнала и по макушке настучала: прекращай заниматься глупостями, давай уже ищи свое призвание. Мне было 28-29 лет, совершенно сознательный возраст. У меня есть школьная подруга в Украине. Ее муж сидел в парикмахерской вместе с женщиной, которая жаловалась парикмахеру, что не может найти иллюстратора для своей новой книжки, никто ей не подходит. А муж моей подруги сказал: а у нас есть знакомая!.. И она мне написала. Я очень удивилась, потому что давно карандаш в руки не брала. Но я великий энтузиаст всего на свете, поэтому взялась. Она мне скинула текст и попросила нарисовать главного героя и какой-то сюжет. Я достала у сына какие нашла карандаши и бумагу (смеется) и нарисовала, как видела. И ей понравилось! Она сказала: “Берем, давай подписываем контракт — и начинай работать”. Мне судьба постоянно подсовывала сигналы, но я их игнорировала. А тут подумала: люди годами пытаются попасть в эту индустрию и получить первую книжку. А я вообще никаких усилий не прилагала! Значит, это неспроста. Хотя на тот момент я и без иллюстрации была очень занята.

Как раз в то время я получала еще одно образование. Я работала в архитектурно-строительной компании и решила при ней открыть студию интерьер-дизайна. Разумеется решила,  что мне нужно высшее образование в этой сфере. Я была вся в интерьер-дизайне. Кроме этого я работала на полную ставку и растила сына.  И когда собралась еще книжку иллюстрировать, моя мама сказала, что я совсем сошла с ума и снова откусила больше, чем могу прожевать. У меня есть такая особенность характера. Я уверена, что все смогу, и смело берусь за любое дело, которое мне интересно. А уже в процессе осознаю, что взвалила на себя что-то огромное и возможно непосильное, но отступать уже поздно, с утеса мы уже прыгнули и надо учиться летать, пока не разбились. И я изо всех сил вгрызаюсь с дело. Страдаю конечно, устаю, психую, если не получается. Но никогда не сдаюсь. Это из серии — мышки плакали, кололись, но продолжали жрать кактус. Я уже не один “кактус” так сжевала.

Как вы успевали?

— Наверное, молодость. Еще тогда были силы. Потому что я работала в совершенно бешеном режиме. Я работала весь день, училась, плюс рисовала по ночам и выходным. Так как по рисованию я ничего не знала, даже основных принципов, мне пришлось все с нуля учить в этой сфере. То есть я скупила все, что только могла, по иллюстрации. Пересмотрела все видео-уроки, перечитала все блоги по этой теме. Потом пришлось срочно учиться рисовать в Фотошопе — потому что я вручную один и тот же рисунок перерисовывала много раз… В итоге я иногда до пяти утра рисовала, а в восемь шла на работу! Это был какой-то бешеный период. Но несмотря на то, что это был каторжный труд, мне очень понравилось и захотелось глубже в этом разобраться. Я сама изучила Photoshop. В итоге методом научного тыка дошла до приличного результата. Хотя не буду скрывать, первая книга меня чуть не убила. Это было очень много работы и очень маленькие деньги. Может быть, копейка в час вышла, столько часов на нее ушло… Но параллельно с работой над книгой, я  изучала вообще всё, что только можно. И успела за этот год, пока рисовала книгу, помимо нее сделать свой профессиональный сайт, блог на английском, начала активно в свой русский жж писать обо всем, что я делаю и показывать все, что рисую. И он стал обрастать новыми подписчиками. Я поняла, что людям интересно то, что я делаю. И через год у меня уже был международный  арт-агент. Они тоже меня нашли через интернет, посмотрели мои работы и предложили мне свои услуги.

Насколько в сфере иллюстрации важно профессиональное образование? Как это было у вас?

— У меня талант-то был — знаний не было. Но так как я все время работала в этом направлении, то прогрессировала, развивалась гораздо быстрее, чем сама от себя ожидала. Я ставила определенные планы на год — и в конце года понимала, что достигла в десять раз больше. Первые года три это были просто гигантские скачки! Уже через год я начала работать как профессиональный иллюстратор, у меня были регулярные заказы со всего мира.

То есть желание развиваться и способность к саморазвитию важнее, чем корочки?

— Профессиональное образование вообще никакого значения не имеет в иллюстрации. Очень много видела профессиональных художников с хорошей школой, которые прекрасно пишут картины — но они не могут иллюстрировать. У них фантазия не работает, они настолько привыкли мыслить в рамках и канонах. Если у художника с классическим образованием забрать натуру и сказать — теперь рисуй из головы мальчика-зайчика, который летит на воздушном шаре, за ним гонятся пираты и космические корабли — все, у него мозг взорвется. Самые неуклюжие и неинтересные иллюстрации были как раз у людей с образованием. Им пришлось в буквальном смысле ломать себя и забывать все, что они знали и к чему привыкли.  А вот неучи часто — шикарные иллюстраторы, у них нет никаких барьеров и им все равно, есть у мальчика локоть, запястье и фаланги пальцев или нет. В иллюстрации не важно, есть ли локоть. В иллюстрации важно, чтобы у ребенка рисунок вызвал какие-то эмоции, желательно бурные, чтобы он сразу все понял, чтобы ему стало интересно, чтобы он нырнул в эту картинку. А это совсем другие способности и таланты нужны.

Вы называете себя международным иллюстратором. А по вашим ощущениям, между издательствами разных стран большие отличия? Какие? Что стоит учитывать иллюстратору в разных странах?

— Зарубежная иллюстрация очень сильно отличается от нашей восточно-европейской. У нас больше ценится мастерство, детализация, совершенство и красота… В Европе ценится идея. Это могут быть вообще картинки на уровне палка-палка-огуречик, но если в них есть классная идея — ты будешь иметь успех. Совсем разный подход.

Что касается обучения рисованию, многие начинают с копирования и перерисовывания чужих работ. Насколько это действительно может помочь развиваться как иллюстратору?

— Как один из этапов — это неплохо. На поиск себя уходят годы. И чтобы понять, что твое, а что нет, надо перепробовать все на свете. Нравится, как рисуют другие? Попробуй порисовать также, и ты почувствуешь, это твое или нет. Обычно в итоге рождается микс из нескольких направлений. Что-то от этого художника переняли, что-то от другого.  Есть очень хорошая книга “Кради как художник” Остина Клеона. В ней об этом толково написано. Художник собирает свой образ и стиль из стилей других художников — со всех по чуть-чуть. Это вполне нормально. А потом, в ходе рисования и экспериментирования, рождается что-то новое, что-то свое.

Насколько важно не потерять себя при этом, найти свой стиль?

— Тут смотря что кому интересно. Если человеку нравится так рисовать, он доволен и его не трогает, что кто-то уже так рисует — пожалуйста. Например, художники манга. Их очень много, они рисуют примерно в одном стиле и их это вполне устраивает. А я, например, вечно в поиске, вечно недовольна — и буду копаться и искать для себя что-то новое постоянно.

Почему основной для вас стала детская иллюстрация? Чем она вас привлекает?

— Это мой внутренний мир. Я стараюсь максимально следовать порыву души и зову сердца. Я не рисую то, что не хочу рисовать. А хочу я рисовать именно для детей. Может быть, виноват внутренний ребенок. Может быть, я понимаю детей гораздо лучше, чем взрослых. Я всегда рисовала именно это — смешные веселые картинки. Даже, когда рисовала для себя. Я никогда не рисовала ни натюрморты, ни пейзажи. То есть для меня детская иллюстрация — абсолютно логичный и органичный шаг, я в этом кайфую. Это мое.

На вашего сына как-то влияет ваша профессия? Листает книги с вашими иллюстрациями? Его тянет в эту сторону?

— Нет… Вообще ни разу. Все уравновешивается в этой жизни (смеется). Ему нравится тот факт, что мама — иллюстратор и автор детских книг, он показывает мои книжки своим друзьям, гордится и считает, что я знаменитость. Но сам рисованием совершенно не увлекается, ему это не интересно. Он математик,  а не творец. Он анализирует, умеет обращаться с чем-то, что уже есть, а не создавать что-то новое. Но я его не принуждаю заниматься тем же, что и я. Он — отдельная личность. У него свой мир, а у меня свой.

Если говорить о технической стороне вопроса. Какими инструментами вы чаще всего рисуете? Как подбираете их для конкретной работы?

— Сначала я рисовала только в Photoshop. У  меня было очень много коммерческих заказов, которые предполагали правки. Это удобнее делать на компьютере. А потом я так набила руку, что даже наброски рисовала в электронном виде — так быстрее. А так как я экономист по образованию, то посчитала, что это гораздо более рентабельно. Но чем дальше, тем больше я понимала, что привязанность к компьютеру загоняет меня в определенные рамки. Что если я рисую только так, то не развиваюсь, что-то теряю. Теряю небрежность, возможность допустить ошибку — а иногда лучшие работы рождаются из ошибок. Теряю спонтанность, потому что в фотошопе можно редактировать картинку, пока не достигнешь совершенства. А искусство, иллюстрация в том числе, оно не о совершенстве, а о других вещах. Поэтому и затеяла “День Крокодила” (прим. — проект Элины Эллис, сначала ежедневный, затем еженедельный марафон, в котором участники рисую вживую, руками, иллюстрации по различным темам). Это был мой проект — чтобы мне научиться рисовать руками. Сейчас заканчивается уже третий “День крокодила”. Я перепробовала за это время все возможные техники и материалы. Надо было расти… Это связано и с моей учебой (прим. — Элина сейчас заканчивает высшее последипломное образование по предмету Иллюстрация Детских Книг в университете  в Кембридже), и с тем, что ручная работа котируется больше фотошопной в издательствах. Я начала рисовать с натуры, на улице, движущиеся объекты — это очень интересно. И сейчас у меня вырабатывается совсем другой стиль, уже от руки. И это уже что-то совершенно новое.

Другим художникам, участникам “Дня крокодила”, что, на ваш взгляд, дает марафон?

— Возможность поверить в себя. Многие до него или вообще не рисовали, или боялись показывать то, что рисуют. Многие писали, что у них нет воображения вообще, что они умеют только срисовывать, а из головы рисовать не могут. Вот два основных фактора. Когда человек показывает работу, и у него к ней куча комментариев “как здорово!” — это очень поднимает самооценку, и следующую картинку будешь рисовать уже в совсем другом настроении. А у нас сложилась очень теплая атмосфера в этом “Дне крокодила”. И многие рисунки, действительно, просто великолепные. Участники пишут — думала, у меня нет воображения, а оказалось, что есть. Что каждую неделю я придумываю что-то новое… Марафон поднимает настроение всем задействованным. Но марафон длиною в год уже подошел к концу.

Что-то подобное планируете после “Дня крокодила” проводить или его повторять?

— Пока не знаю, думаю, будет какой-то перерыв, потому что я очень устала. У меня много сейчас других проектов. В марафоне будет перерыв — но я обязательно придумаю что-то еще, может быть, даже более интересное. Марафон был очень удачным. Есть люди, которые прорисовали весь год и ни разу не пропустили тему. И у некоторых как итог — колоссальные успехи в рисовании! Опять же, они выкладывают свои работы и их видит много народа. Участники мне постоянно пишут, что то открытки их куда-то приняли, то в конкурсе они выиграли — и все это благодаря тому, что они начали рисовать для марафона. Даже если для десяти человек это будет прогресс и их где-то напечатают — это уже здорово.

Читала описание того, как шла отрисовка иллюстраций про стариков. Такая колоссальная работа проходит перед каждой иллюстрацией?

— Нет, не перед каждой. Это был осознанный проект, потому что он очень личный. У меня идея в мозжечке жила, сама не понимала, чего я хочу и как этого добиться, и чтобы докопаться до сути и получить результат, который мне нравился, пришлось пройти все эти стадии. Но обычно, если это коммерческий проект, там все проще. Там есть тех. задание, скорее всего, макет книги и разбивка текста, оговорен стиль… А вот если это свой проект, особенно если ты и автор, и иллюстратор, и если ты хочешь попробовать что-то новое… То да, предварительной работы очень-очень много.

Есть ли у вас любимая иллюстрация из нарисованных вами?

— Нет. Мои вкусы все время меняются. То, что мне нравилось год назад, сегодня мне уже не нравится. Есть рисунки, которые я на сегодняшний день считаю  удачными, но не исключено, что через год я скажу — так, это все была фигня.

Есть ли иллюстраторы, которые вас вдохновляют или которыми вы восхищаетесь?

— Да, очень много, есть и зарубежные, и наши. Я все время собираю базу данных и иллюстраторов, и художников, и их работ. Из наших — Виктория  Семыкина, Игорь Олейников, Арсен Джаникян, Дмитрий Резчиков. Из зарубежных  Rob Scotton, Shaun Tan, David Roberts, Emily Gravett, Oliver Jeffers, Beatrice Alimagna. Список постоянно растет и видоизменяется.

При работе иллюстратором насколько важно вдохновение? Как вы для себя решаете этот вопрос?

— Я не художник, я иллюстратор. Это коммерческое животное. У меня нет такого, что нет вдохновения — и я не рисую. У меня есть задание, у меня есть сроки. И если мне завтра сдавать заказ, я сажусь и рисую, есть вдохновение, или нет… Как Пикассо говорил: “Когда ко мне придет вдохновение, оно застанет меня за работой”.

То есть вопроса о том, как бороться с творческой хандрой, у вас не возникает?

— У меня нет творческой хандры. У меня слишком много идей и мало времени для их воплощения. Бывают моменты, когда мне что-то тяжело нарисовать. Я сейчас рисую очень сложную книжку, и подолгу сижу и думаю. Но невозможно такое, чтобы ты лежал на диване и оп — лампочка зажглась и побежал рисовать. Ты садишься и начинаешь работать, копаться в референсах, что-то придумывать, делать пометки, зарисовки, наброски, стираешь, если не нравится, снова пробуешь, пока не начнет получаться что-то толковое. Это рабочий процесс. Вдохновение — это такое дело, сегодня пришло, завтра ушло. А кушать хочется всегда. И работать надо всегда. Но я свое вдохновение регулярно культивирую. Для меня это тот же Пинтерест, я собираю не только иллюстрации других авторов, но и произведения искусства, композиции, архитектуру, дизайн постеров и обложек, и т.д… Я диссертацию написала на тему “Откуда берется вдохновение” (смеется). Очень много читаю — это тоже делаю для вдохновения. Наблюдаю, ищу интересных персонажей, рисую на улице. Чем больше ты делаешь — тем ближе к тебе это мифическое вдохновение. Если ничего не делаешь, сидишь, смотришь телевизор и сетуешь, что нет вдохновения — завтра его тоже не будет. Вдохновение нужно всячески привлекать, чтобы когда оно пришло — ты был готов.

Вы не только иллюстратор, но и автор книг с вашими же иллюстрациями. Насколько вы по-другому себя чувствуете, когда работаете над своей книгой?

— Когда я работаю над своей книгой, я чувствую себя гораздо менее уверенно. Это гораздо сложнее. Текст и рисунок — это одно целое. Подобрать и правильный текст, и правильный рисунок — это сложно, тем более что я пишу на английском сразу, а для меня это второй язык и многих нюансов я не чувствую. Однако это очень интересно. Ты создаешь уникальный продукт, что-то, что останется после тебя. Это очень серьезная тема, и у меня на это уходит очень много времени. Если стандартную чужую иллюстрированную книжку в 32 страницы я могу проиллюстрировать за пару месяцев, то на свою нужно минимум полгода.

Вы проводите семинары, у вас есть онлайн-уроки, этим летом провели курс по иллюстрации на Кипре. Что дает вам преподавание?

— Удовольствие! Все, что я делаю, делаю по этой причине. Для меня преподавание — это кайф, я тащусь. Причем это было случайно обнаружено. Я бесплатно провела первую лекцию в Киеве пару лет назад — и меня так проперло! Несмотря на то, что это большой труд — подготовить лекцию, общение с людьми, которым действительно интересно — это кайф. В процессе я поняла, что у меня хорошо получается. Возможно, потому что я сама все время учусь и знаю все эти обучающие технологии. Опять же, с Кипром — это был эксперимент, мы не знали, что получится. А получилось так круто, что я решила развивать эту тему. Это интересно.

Такие интенсивы более полезны практикующим художникам или начинающим?

— Они всем полезны. У нас все участники были очень разными, с разным бэкграундом и разными способностями, и главное — с разными идеями о том, зачем им это нужно. У каждого своя цель — но каждый извлек из интенсива то, что хотел.

Что бы вы посоветовали начинающим художникам-иллюстраторам?

— Если вы хотите преуспеть в любом деле, включая иллюстрацию,  — это очень большой труд. Если вы думаете, что умение рисовать гарантирует вам успех — подумайте еще раз. Если вы хотите серьезно заниматься иллюстрацией, вам придется вложить в это дело много сил и времени — на анализ рынка, себя и конкурентов, на саморазвитие и продвижение своего продукта. Если вы готовы трудиться каждый день, каждый день делать дело — успех вам гарантирован. Не имеет значения, где вы живете, есть ли у вас образование, ресурсы… Ваш ресурс — это исключительно ваша способность каждый день работать над вашей мечтой. И если вы будете делать каждый день маленький шажочек, а лучше несколько шажочков — то через год не узнаете, где окажетесь. Хотеть чего-то — мало, работать надо.

Если для развития в области детской иллюстрации вам не хватает знаний, то вам помогут мои лекции. Я сама когда-то билась в поисках нужной и полезной информации. Теперь она у меня есть и я стараюсь делиться ей с другими в максимально доступной и структурированной форме. Можно сказать, я все собрала, разжевала, переварила, и по полочкам разложила. Доступ ко всем лекциям можно получить ЗДЕСЬ — у нас как раз предновогодняя скидочка  — 15% до 25 декабря

Интернет-ресурсы Элины Эллис:

http://www.elinaellis.com/

http://illustrator-uroki.com/main

http://elina-ellis.livejournal.com/

https://vk.com/elinaellis

Беседовала Ольга КРАСНОВА

One thought on “Элина Эллис: «Я иногда до пяти утра рисовала, а в восемь шла на работу»

  1. Спасибо большое за статью! Это возможность заглянуть в мир иллюстратора, узнать о профессии, которая многим интересна, но единицы решаются развиваться ней . Пример Элины Эллис, очень вдохновляет! Здорово, что человек настолько открыт, делится в интернете морем полезной информации. Именно благодаря её лекциям, блогу я смогла лучше понять иллюстраторскую кухню и решиться на смену профессии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *